svgImgПодпишитесь на наш телеграм

Ксения Никитина про свой опыт

22 февраля 2022

Когда друзья моих друзей просят меня порекомендовать участие в программе, я не чувствую себя вправе это делать. Ни советовать, ни отговаривать. Мотивация идти в школу должна быть только внутренней, но не внешней — это серьезное решение. Все, что я могу, — это делиться своим опытом. Он у всех участников разный, и мой не универсальный. Я не оцениваю его как положительный или отрицательный — он разный. И сейчас я поделюсь своей историей. Может, кому-то она откликнется.

Я юрист по образованию и пять лет работала в администрации губернатора в Петербурге. Это специфическая работа. Она, безусловно, была не бессмысленной и важной, но мне было трудно видеть ее конечный результат. Этот опыт многое мне дал, но в какой-то момент я решила, что не хочу дальше этим заниматься. Я понимала свои возможности карьерного роста и осознанно от них отказалась.

В поисках иной осмысленной деятельности я решила  посмотреть в сторону работы в благотворительных фондах. Я не хотела работать юристом, а больше ничего не умела, как мне казалось тогда.

Я знала про «Антон тут рядом» (фонд поддержки людей с аутизмом). Они как раз объявили о наборе волонтеров, и так я сделала первый шаг в сторону третьего сектора. В мои обязанности входило сопровождение ребят, прохождение вместе с ними мастерских и других занятий, работа с поведением. Я учила студентов следовать правилам, использовать социально приемлемые способы взаимодействия с окружающими и коммуницировать для получения того, что им нужно.

Это было мое первое столкновение с людьми с особенностями развития и с аутизмом в частности, я ничего про это не знала. В фонде я узнавала, какие есть инструменты работы с поведением и какие результаты это может давать.

Про «Учитель для России» я знала с момента его создания, но никогда не думала, что приму участие в программе. Однажды я смотрела сериал «Девочки», где главная героиня во время кризиса своего профессионального развития пошла работать учительницей литературы в школу, и подумала: «Я ж тоже могу!» И сразу зашла на страницу «Учитель для России». Набор учителей на тот момент был уже закончен, но я позвонила по телефону и узнала о продлении приема заявок.

Когда я заполняла анкету, мне казалось, что на каждый вопрос у меня есть ответ, словно весь мой жизненный путь вел меня к этому решению. У меня не было опыта преподавания, даже опыта общения с детьми не было, но я много размышляла о важности образования в формировании личности и влиянии на разные процессы. После заполнения анкеты я достаточно быстро и успешно прошла отбор и стала учительницей английского в Тамбовском селе Вырубово.

Мне было довольно непросто эти два года. Во-первых, я оставила всех своих близких людей за тысячу километров. Во-вторых, бытовые условия были непривычными. Я выросла в Петербурге, для меня было удивительно, что люди могут жить в месте, где ближайшая аптека только в соседнем населенном пункте. Однажды в селе не было воды три дня, мы ходили с моей соседкой и коллегой с пятилитровыми емкостями на родник. Меня удивляло, что никто оперативно не решает проблему, что целое село осталось без воды. Местные жители тоже переживали, но для них это было как будто что-то более привычное.

Кроме того, я жила в соседнем селе Екатеринино, там я тоже работала в школе педагогом-организатором и педагогом дополнительного образования. Когда я ездила в школу в Вырубово, я иногда вставала в 5 утра. Знаю, что люди в селах часто встают рано: есть много дел по хозяйству, которые нужно успеть сделать. Но для меня такой ранний подъем, особенно зимой, был непривычен.

При этом мне очень повезло с обеими школами. В них была чудесная администрация, дружелюбные коллеги и открытые дети. Все по-доброму относились друг к другу, приняли меня в коллектив и всячески помогали.  В Екатеринино мама одного из учеников сдавала нам квартиру, соседи приносили картошку, овощи и банки с соленьями — это было очень приятно.

Да, бывало непросто, и иногда меня даже посещали мысли об увольнении, но я человек идеи. Я верила в то, что делаю. И верю сейчас. Верю, что рядом с каждым ребенком должен быть взрослый, который будет относиться к нему уважительно, отвечать на вопросы, слушать и слышать, просто быть рядом в широком смысле этого слова.

Возможно, со мной не согласятся те, кто придает главное значение академической успеваемости. Но, на мой взгляд, в школе, помимо образовательных результатов,  очень важна фигура честного взрослого, который может признавать свои ошибки, сомневаться, учитывать индивидуальные особенности каждого, следовать за интересом ребенка. И я старалась быть для своих учеников таким взрослым. Каждый день проводить вместе — это был трансформирующий опыт, опыт столкновения с другим миром. Как для детей, так и для меня.

И да, конечно, одно из самых ценных, что было для меня в этом опыте, — это сообщество УДР, коллеги из других населенных пунктов. Моя подруга работала в Тамбовской области, в поселке Демьян Бедный. Несмотря на один регион, между нами было четыре часа езды. Для сравнения: за это время можно доехать до Москвы. Поэтому встречи наши были редкими, но долгожданными и теплыми. Меня поддерживала мысль, что есть люди, которые делают общее со мной дело в других местах. Я ощущала чувство плеча и знала, что помощь всегда придет, если ее попросить. 

Сейчас я работаю в «Шалаше». Я пришла туда после выпуска из «Учитель для России» как куратор ведущих детских групп и сама вела группу. Сейчас я руководитель проекта по проведению курса по социально-эмоциональному интеллекту для подростков 15-17 лет. 

Да, входя в профессию через общеобразовательную региональную школу, мы, наверное, выбираем самое сложное из возможного. Но я думаю, что я бы вряд ли узнала про «Шалаш» и стала бы заниматься тем, чем сейчас занимаюсь, если бы не двухлетний опыт с «Учителем для России». 

Сейчас мне важно оставаться в социальной сфере. Я верю в то, чем занимаюсь. И знаю, что моя работа каждый день направлена на изменения в жизни конкретных людей.