«Психолог для России»: как устроена работа школьного психолога?

6 апреля 2020

В школах работают не только учителя-предметники. Психологическая поддержка детей, родителей и учителей — всё это в руках педагогов-психологов. Поэтому мы в программе приглашаем к участию психологов — чтобы дети в региональных школах имели возможность чувствовать себя в безопасности, разбираться в своих эмоциях, учиться принимать других — и самих себя.

О том, как устроена работа школьного психолога, рассказывают сами герои — наш куратор психологов, участники, выпускники и методисты.

Елена Бахтина, выпускница программы «Учитель для России»,  координатор образовательной программы и куратор педагогов-психологов

Когда я заполняла анкету в «Учитель для России» в 2016 году, я ещё не знала, что в неё можно прийти в роли школьного психолога. Поэтому поступила так, как и несколько моих будущих коллег — выбрала вакансию учителя биологии. Уже в процессе отбора я узнала, что программа приняла решение брать в школу и психологов — при наличии соответствующего образования. Так я и ещё две мои коллеги стали первыми «психологами для России».

В 2016 году работа со школьными психологами в «Учителе для России» была экспериментом. В аналогичных программах по всему миру есть редкие примеры, когда в школу заходит команда учителей вместе с психологом. В течение двух лет мы искали наиболее эффективные варианты поддержки для этой новой роли в программе.

Своей работой я хотела показать детям, что психолог может стать для них проводником на пути познания себя и мира вокруг.

Два года я работала в Обнинске: мне было интересно исследовать новый для себя социальный контекст, исследовать место и сообщества, внутри которых я оказалась. Результатом такого исследования стал проект «Одинаково разные», направленный на социальную адаптацию детей-мигрантов. 

Мне кажется, «Учитель для России» — это безопасный вход в профессию психолога. Но в программе есть немало примеров, когда выпускники факультета психологии пришли в качестве учителей. Наличие базового психологического образования помогает нашим участникам говорить о личной безопасности на уроках ОБЖ, использовать элементы арт-терапии на уроках ИЗО, проводить анализ мотивов исторических деятелей, преподавать биологию и английский с учетом знаний о возрастных особенностях. Выбор — за вами.

 

Александра Дорофеева, педагог-психолог в школе № 6 г. Калуга

С 12 лет я мечтала стать психологом. Мне нравилось всё, что было связанно с психологией. Но у моей семьи были другие планы: дедушка был проректором технологического университета и отправил меня туда. Я тогда была послушной девочкой, поэтому поступила, как хотел дед. Но потом взбунтовалась и, забрав документы, поступила в педвуз. Тогда меня поддержала только мама — для остальных я стала позором семьи. Мне было непросто. После университета я работала в школе Монтессори, в частных детских садах и домашним воспитателем — но меня всегда тянуло в общеобразовательную школу. Поэтому я пришла в программу.

 

Психолог в школе — это адвокат ребёнка. Я помогаю детям решать сложные вопросы, начиная с учебы и заканчивая личными переживаниями. Учителям-коллегам я помогаю наладить диалог с учениками, родителям помогаю понять, что же происходит с их детьми, администрации — помогаю разрешить организационные моменты. Моя главная задача — сделать в школе максимально комфортную среду для всех участников образовательного процесса.

Сомневаться — это нормально. Я сомневалась очень долго, мне было страшно что-то менять в своей жизни. Но потом я решила, что с программой я ничего не теряю, а только приобрету. Так и вышло. Весь свой Летний институт я думала о том, что это похоже на прыжок в воду. И здесь главное — сделать первый шаг, а дальше тело знает, как быть в воде. Этот опыт подарит встречу с самым главным человеком в вашей жизни — с самим собой.

Тамер Хнаидек, педагог-психолог в школе деревни Кудиново в Калужской области

Своим делом я выбрал психологию — потому что всегда хотел помогать людям, учить их справляться с внутренней болью. Я пять лет изучал психологию в университете Дамаска, а затем получил магистратуру в области психологии экстремальных ситуаций. Затем я работал по специальности в международной организации: помогал детям и инвалидам, которые пережили войну. Тогда же я начал работать учителем истории.

Программа «Учитель для России» даёт возможность не только учить, но учиться самому и участвовать в изменении общества к лучшему. А небольшой город или село — это хорошее место, с которого можно начать. 

Школа позволила мне многое понять. Теперь я хорошо понимаю, что чувствует учитель, каждый день. Я верю, что об учителях надо заботиться не меньше, чем об ученикам, и не меньше поддерживать их. Здоровый учитель — значит, здоровый ученик. И здесь раскрывается большая роль психолога в школе — хранить гармонию и хранить улыбку. Моя роль в школе — снять отрицательную энергию и направить её в позитивное русло.  

Аксинья Кострова, выпускница программы, в прошлом — педагог-психолог в школе посёлка Воротынск

В 10 классе решила, что хочу изучать психологию образования. Так и получилось:специализация, диплом, проект диссертации… До программы «Учитель для России» я работала психологом в развивающем центре и специалистом по тестированию в Центре кадровой диагностики МГУУ.

Школа мне была всегда интересна и в целом понятна как институт, как место работы. Я видела в обычной школе образование в таком чистом виде, без бизнесовости, без наигранной развлекательности. Но не была уверена, даже со своими знаниями и опытом, что смогу быть полезна и эффективна в школе. У меня не было никакого образа, примера, как должен и может работать школьный психолог. За поддержкой и помощью в этом самом «как» я и пошла в программу.

Работа школьным психологом может научить находить баланс в соблюдении интересов разных сторон. Это и дети, и родители, и учителя, и администрация. Главная задача психолога, как мне кажется: давать в нужный момент всем сторонам образовательного процесса психологическое объяснение того, что происходит. И, конечно, помогать, сопровождать процесс решения проблем. 

Я думаю, если психолог сам верит, что он нужен школе, то он сможет быть полезен. Несмотря на возможное недоверие и низкую психологическую грамотность педагогов и родителей. Самое главное: не надо ни с кем бороться, не надо громко заявлять о себе, пытаться всех научить и всё поменять. Психологу важно встроиться в систему, которая его принимает. Важно помнить, что это сопровождающая и поддерживающая позиция.

Педагоги-психологи работают в отдельной супервизорской группе, получают дополнительную методическую поддержку, а также проходят отдельную образовательную программу по темам, актуальным для школьных психологов: это и консультирование, и психодиагностика, и психология чрезвычайных ситуаций, и сопровождение детей с особыми образовательными потребностями.

 

Анна Федосеева, методист по психологии:

Для меня работа с психологами в «Учитель для России» — это работа с очень слаженной профессиональной командой, которая увлечена своим делом. Во время методических сессий у нас возникает много интересных идей и проектов. Разработка, проведение и обсуждение результатов профессиональных событий в школе — это чрезвычайно важный и интересный процесс. 

Я считаю, что школьный психолог — одна из самых сложных специализаций в психологической практике. Психолог в школе оказывается «чужим среди своих». Он должен владеть навыками диагностики, уметь отличать задержанное развитие от патологии психического здоровья, уметь наблюдать и за развитием отдельного ученика, и за особенностями класса в целом. Психолог должен обладать навыками кризисного специалиста; консультировать детей, учителей и родителей. Но и этого недостаточно: психолог должен быть педагогом — причём работать не только с учениками, но и учителями.

Такое разнообразие функций и задач, с одной стороны, создаёт широкое пространство для профессионального развития. С другой стороны, это — вызов.

Я убеждена, что психолог в школе — это должность исключительной важности и сложности. Школа — это место, где очень легко не рассчитать свои силы, легко эмоционально «выгореть». Поэтому на методических сессиях мы много внимания уделяем психологической поддержке друг друга: супервизии, психологическим группам, личной терапии. Школьному психологу важно иметь возможность получать поддержку коллег – супервизии, психологические группы, личную терапию. В сообществе УДР наше методическое объединение — на особом положении. Такое отношение коллег каждый раз доказывает значение психолога в школьном образовании, то, что психолог на самом деле — самый свой среди своих.

Екатерина Щербакова, методист по психологии:

Несмотря на неоднозначное отношение к психологам в системе образования, я твёрдо убеждена, что психолог — неотъемлемая единица педагогического коллектива школы. Мы занимаемся человековедческими задачи. Психологи готовят ребенка к встрече с ситуациями неопределённости нашего непростого времени, работают с мотивацией, с ценностными установками.

Да, профессия предъявляет серьёзные требования к личности самого психолога. Необходимо не только суметь выстоять в системе, сохранив свои профессиональные позиции, свой особый взгляд — но и стать полноправным членом педколлектива. Только в этом случае возможны реальные изменения, а не мониторинг ради мониторинга. 

Я считаю, что программа «Учитель для России» даёт молодым людям уникальную возможность, гарантируя поддержку методистов и профессионального сообщества. Она развивает и расширяет профессиональные границы. Я горжусь своим участием в программе в роли методиста, хотя это необычный опыт. Я проживаю с участниками (коллегами!) два года жизни. Все ребята очень разные, школы, в которые они попадают, тоже по-разному расставляют перед психологом рабочие приоритеты. Но в общее друг с другом мы видим общие проблемы психологии образования на местах — и на личных примерах учимся их решению.

 

Николай Марченко, тьютор в школе села Чигорак, Воронежская область

В психологию я пришёл после получения юридического образования. На третий годы юридической практики я окончательно понял, что для меня важнее люди и их чувства, а не нормативы. Я задавал себе вопросы: «А если человек совершает какой-то поступок, то как на это повлияло его мышление, среда, контекст, общество? А не будет ли эффективнее изначально искать решения там, а не устранять последствия?». Долго размышлял и решил, что последнее важнее. После обучения в магистратуре я поступил на аспирантуру — и начал работать психологом в центре социальной реабилитации, а затем — в одной из гимназий Томска. 

Работа психолога в школе стала приобретать для меня дополнительные личные смыслы. Я находил их в глазах тех ребят и родителей, которых встречал на своём профессиональном пути. В определённый момент я понял, что развиваться дальше куда эффективнее в команде людей, с которыми разделяешь общие ценности. И когда я узнал о программе «Учитель для России» и о её миссии, я понял, что у этих ребят здорово сформулировано то, к чему я так стремлюсь. Фраза «Каждый ребёнок станет автором своей жизни» гармонично ложится в моё видение миссии школы и образования в целом. Так и завертелось. Со второй попытки я прошёл в мой V набор.

Сейчас я ещё лучше понимаю, как важно наше присутствие в школах, особенно в небольших и отдалённых. Здесь как нигде я ощутил, что эффективность изменений в среде вокруг прямо пропорциональна изменениям во мне.  

Самое прекрасное в моей работе — это творчество и общение с ребятами, возможность быть с ними и поддерживать их. Сегодня как никогда важно, чтобы у детей и учителей была поддержка.  Школам очень нужны квалифицированные психологи. Возможно, прямо сейчас, читая этот текст, вы уже примеряете на себя роль педагога-психолога в региональной школе? Добро пожаловать к нам на борт!

 

P.S. А секретный логотип нашей методгруппы выглядит так: